беглый румын (bonch) wrote,
беглый румын
bonch

От Алевтины Ивановны Приходько, Пашки и моего друга Ромуальда. )

С книгами случилась проблема.
Вернее, в моих с ними взаимоотношениях.
Еще вернее, одна проблема сменилась другой, так как с книгами у меня всегда были проблемы, с самого детства.
В детстве книги были большой редкостью.
Вообще-то технически книг было много, но тех, что имели отношение к чтению - мизер.
Обычно это был шкафчик-на-ключик "для своих" в заводской библиотеке и аллея в парке, где по выходным собирались провинциальные нумизматы, филателисты и носители Конан Дойла в массы.
Хорошая книга вызывала почтение к себе, уважение к своему владельцу и важное место в создании домашнего уюта.
Книги были редкостью, и я с огромным удовольствием их читал.
Наверное, это обычный природный эффект - ценно то, чего мало. И, можеть быть, именно таким тонким способом советская власть прививала нам любовь к чтению.
По крайней мере, в моем случае ей это полностью удалось.
Потом вдруг навалилось столько всего... Вдруг не стало времени читать.
По большому счету, времени не хватало даже на сон и на то, что бы просто привалиться спиной к дереву и перевести дух.
Так продолжалось несколько лет, а когда вдруг отпустило, то я заметил, что не могу ничего читать, кроме коротеньких заметок в газете.
То есть в мой мозг перестало помещаться больше трех абзацев сразу.
Я хотел ужаснуться этому открытию, но не смог - мне было все равно. Я слишком устал тогда и не хотел ничего.
К тому же книги перестали быть редкостью - то, что было раньше жемчугами и алмазами, теперь хлынуло на все полки.
Я стал похожим на Верещагина, печально сидящего перед огромной тарелкой черной икры.
Книги не лезли.
Тогда я понял, почему важнейшим из искусств для народа является кино и цирк.
Тебе показывают готовые картинки, которые раньше приходилось рисовать самому, кропотливо читая слово за словом, страницу за страницей.
Это как сосиски - намного дешевле мяса и не требует умения готовить.
Просто подставляешь рот и все.
Но у сосисок, то есть у картинок, есть одна беда - определенный вкус, который сложно изменить.
И кетчуп здесь не поможет.
Читая книгу, можно было представлять происходящее в тысячах вариантов - каждый видел героев по-своему, у каждого было свое представление того города, того острова, того времени, где все происходило.
И герой был только твой, только ты его представлял таким.
Была очень узенькая жизнь и был огромный простор для фантазии.
И было удивительно вдруг видеть в фильмах по книгам все совсем не так, как ты себе представлял каждый раз, откладывая книгу и выключая свет.

Может быть то, что у меня получилось - это странный компромисс между картинками и буквами.
Это не рассказы и не повесть.
Это картинки, которые я пытался нарисовать словами.
Их можно раскрашивать самому, многое дорисовывать или стирать - это просто картинка из слов.
И эти картинки совсем небольшие - от нескольких слов до пары страничек, не больше.
Поэтому всем, кому, как и мне, тяжело читать, было, надеюсь, не очень сложно.
Subscribe

  • (no subject)

    До середины мая свободен. Буду рад предложениям по новым проектам. )…

  • (no subject)

    Through Dovetails from DeWalt.

  • (no subject)

    Последняя работа. Массив дуба, ножки и ящики - бук. Коробка - морилка, патина, лак. Ножки - эмаль, патина, лак.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    До середины мая свободен. Буду рад предложениям по новым проектам. )…

  • (no subject)

    Through Dovetails from DeWalt.

  • (no subject)

    Последняя работа. Массив дуба, ножки и ящики - бук. Коробка - морилка, патина, лак. Ножки - эмаль, патина, лак.